Форум » Книжная полка - АрхивЪ » М.А.Богданов и А.А.Гармашов Эскадренные броненосцы «Гангут» и «Наварин» » Ответить

М.А.Богданов и А.А.Гармашов Эскадренные броненосцы «Гангут» и «Наварин»

Ad rem: Издательство «ЛеКо» выпустило четвертый выпуск серии «Стапель». Авторами этого «труда», который называется «Эскадренные броненосцы «Гангут» и «Наварин» значатся М.А.Богданов и А.А.Гармашов. На обороте титульного листа, справа внизу стоит ряд знаков «копирайта» напротив фамилий лиц, которые делали ЭТО… Текст. М.А.Богданов, 2007. Архивный поиск. А.А.Гармашов, 2007. Если взять, например, вторую и четвертую главу «текста» Богданова и статью Крестьянинова СУДЬБА ЭСКАДРЕННОГО БРОНЕНОСЦА "ГАНГУТ" , которая была опубликована в журнале «Судостроение», №7 за 1986 год выясняется, что «текста» Богданова просто нет. Есть переписанная, буквально, по абзацам статья Владимира Яковлевича. Некоторые предложения Богданов и переделывать не стал…что делать, если в голову только ешь и умения хватает только на то, чтобы двигать челюстями? А остальное… Попробуйте найти отличия: «Текст. М.А.Богданов» Cтроительство «броненосного корабля № 3 для Балтийского моря» началось в эллинге Нового Адмиралтейства задолго до официальной закладки — 29 октября 1 888 года. Первоначально проектировавшийся как продолжение серии броненосцев ограниченного водоизмещения («Император Александр-II» и «Император Николай I»), этот корабль, волею судьбы, стал последним в серии и вообще последним малым броненосцем российского флота. Строителем корабля был назначен младший судостроитель А.Е.Леонтьев 2-й. Согласно утвержденной МТК спецификации по корпусу, броненосец должен был иметь следующие кораблестроительные элементы: водоизмещение — 6592 т; длина между перпендикулярами — 84,7 м (в российском флоте в тот период использовалась футовая система измерений, согласно которой данное измерение равнялось 278 футам; далее всюду будет использоваться метрическая система измерений); ширина по грузовой ватерлинии — 1 8,9 м; осадка в полном грузу на ровный киль — 6,4 м. Корпус корабля набирался из стальных листов, прокатанных по способу Сименс-Мартена. Поперечный набор состоял из 83 шпангоутов; шпация в районе 20—69 шпангоутов составляла 1219 мм, далее к носу и корме — 914 мм. Водонепроницаемыми являлись 20, 24, 29, 32, 36, 40, 44, 48, 52 и 55 шпангоуты. Над броневым поясом между шпангоутами небронированного борта устанавливались промежуточные стойки. Продольный набор корпуса броненосца имел с каждого борта по четыре стрингера. Стрингер изготавливался из одного ряда стальных листов (толщина 10,3 мм, длина 4,88—6,10 м) и непрерывных стальных угольников: по наружной кромке размером 76,2 х 88,9 мм, толщиной 11,1 мм, по внутренней кромке размером 76,2 х 76,2 мм, толщиной 1 5,9 мм. 4-й стрингер являлся водонепроницаемым по всей длине, а 2-й стрингер — водонепроницаемым в носовой части и в кормовой части, где он являлся продолжением пола в коридорах гребных валов. Вертикальный киль состоял из одного ряда стальных листов длиной от 4,88 до 6,10 м и шириной 965 мм, горизонтальный киль — из листов в два слоя: верхний толщиной 15,9 мм, нижний —19,1 мм. Вертикальный киль соединялся с горизонтальным двойной угловой сталью: по нижней кромке 101,6 х 101,6 мм (толщина 15,9 мм), по верхней кромке — 76,2 х76,2 мм (толщина 11,1 мм). Форштевень, ахтерштевень и рулевая рама изготавливались из стали. Двойное дно простиралось от 20 до 69 шпангоута и имело высоту от киля до 4-го стрингера. Оно собиралось из листов толщиной 9,5 мм на протяжении машинного и котельных отделений и 7,9 мм — в остальной части. Продолжением внутреннего дна на протяжении машинного и котельных отделений являлись продольные переборки угольных ям. Переборки бортовых коридоров шли от 20 до 69 шпангоута и имели толщину 7,9 мм. Кроме того, в котельных отделениях (36—65 шпангоуты на высоте от внутреннего дна до жилой палубы) имелась продольная диаметральная водонепроницаемая переборка толщиной 7,9—9,5 мм. Верхняя палуба поверх стальной настилки накрывалась 76,2-мм сосновыми досками шириной 152,4 мм (23 декабря 1 888 года МТК приказал заменить их тиковыми досками), ватервейсы выполнялись из 1 27-мм тиковых досок. Настил жилой палубы ваполнялся из сосновых досок толщиной 63,5 мм. Главный броневой пояс набирался из сталежелезных плит высотой 2,1 3 м. Толщина плит на протяжении котельных и машинных отделений на высоте 1,07 м от верхней кромки достигала 406 мм, уменьшаясь к нижней кромке до 203 мм; в нос от котельных и в корму от машинных отделений она составляла в верхней части 356 и 305 мм, а в нижней — 178 и 152 мм соответственно. Над грузовой ватерлинией главный броневой пояс возвышался на высоту 0,91 м. Толщина плит носового траверза составляла 241 мм, кормового — 216 мм. Над главным броневым шел 1 27-мм верхний пояс с такими же траверзами. Каземат 229-мм орудий прикрывался 203-мм, а носовая башня для двух таких же орудий — 229-мм броней, труба подачи под башней — 203-мм. Толщина брони боевой рубки составляла 152 мм. Броневая палуба состояла из двух слоев стальных листов общей толщиной 63,5 мм, боевая рубка прикрывалась 152-мм броней. Крепление броневых плит предполагалось выполнить по типу броненосца «Император Николай I» — болтами с внутренней стороны. Деревянная подкладка под броню состояла из лиственничных брусьев толщиной 178 мм под бортовой и траверзной и 203 мм — под башенной броней. Броненосец должен был иметь две мачты со стрелами для подъема гребных судов и боевыми марсами для размещения мелкокалиберных орудий Гочкиса. Якорное устройство включало в себя паровой шпиль, два становых адмиралтейских якоря массой по 4,68 т и два запасных якоря системы Мартина такой же массы Проект предусматривал установку двух вертикальных паровых машин тройного расширения с опрокинутыми цилиндрами. Суммарная индикаторная мощность машин броненосца составляла 6000 л.с. при естественной и 9500 л.с. при форсированной тяге. Диаметры цилиндров каждой из машин равнялись: высокого давления — 889 мм, среднего давления — 1 295,4 мм, низкого давления — 1955,8 мм. Пар для машин вырабатывали восемь ординарных цилиндрических огнетрубных котлов с рабочим давлением пара 9,1 атм. Общая нагревательная поверхность котлов составляла 134,45 м2, площадь колосниковых решеток — 53,88 м2. Водоотливная система броненосца включала в себя 356-мм магистральную трубу с ответвлениями в отсеки, две водоотливные турбины подачей по 750 т/ч, одну подачей 250 т/ч (работу турбин обеспечивали три паровые машины системы Брудерхуда) и два эжектора Фридмана №1 0 подачей по 250 т/ч. Для откачивания воды могли также использоваться две циркуляционные и четыре трюмные машинные помпы, пожарный насос (приводимый в действие паровой машиной системы Шанд-Мессона), а также три ручные помпы Стона. Вооружение броненосного корабля состояло из двух 229-мм орудий с длиной ствола 35 калибров в носовой башенной установке, четырех таких же орудий в каземате на батарейной палубе, четырех 152-мм орудий с длиной ствола 35 калибров на батарейной палубе, а также малокалиберных орудий Гочкиса, точное число и места установки которых не оговаривались. Кроме того, корабль должен был иметь шесть 381 -мм торпедных аппаратов. В качестве контрагентов для строительства броненосного корабля было привлечено большое количество как казенных, так и частных предприятий. Листовую, угловую, тавровую и другую сталь поставлял Александровский сталелитейный и сталерельсовый завод, броню — Адмиралтейские Ижорские заводы. Большой заказ получил Балтийский завод, который изготавливал паровые котлы и главные машины. Орудия и 229-мм башенную установку изготавливал Обуховский завод станки 152-мм орудий — Металлический, а стонки 229-мм орудий и 381 -мм торпедные аппараты — Общество Путиловских заводов. Торжественная церемония закладки «броненосного корабля № 3 для Балтийского моря», во время которой он получил наименование «Гангут», состоялась 20 мая 1 889 года в присутствии императора Александра III, императрицы Марии Федоровны, генерал-адмирала великого князя Алексея Александровича, управляющего Морским министерством вице-адмирала Н.М.Чихачева, главного корабельного инженера Н.А.Субботина и других официальных лиц. Вскоре в проект было внесено первое серьезное изменение: 5 июня 1 889 года МТК предложил разместить в носовой установке вместо двух 229-мм одно 305-мм орудие с длиной ствола 30 калибров. Барбетную установку для этого орудия предполагалось заказать Металлическому заводу, имевшему определенный опыт подобных работ. Однако Н.М.Чихачев приказал «привлечь к конкуренции на этот заказ и другие заводы, а именно Путиловский и Обуховский». Последний от участия в конкурсе отказался, а Путиловский завод представил проект, автором которого был французский инженер Г.Канэ. МТК, рассмотрев оба проекта, в своем журнале от 16 января 1 890 года отметил, что как тот, так и другой имеют свои недостатки и преимущества, окончательное решение принял управляющий Морским министерством: «...разрешаю изготовление станка для 1 2-дм пушки корабля "Гангут" предоставить Обществу Путиловских заводов, несмотря на заявленную им высшую цену против Металлического завода». Установка 305-мм орудия повлекла за собой изменение конструкции башенного колодца и увеличение его массы. Была даже опасность возникновения конструктивного дифферента на нос, что могло потребовать передвинуть башню ближе к миделю корабля, чего, однако, удалось избежать, так как увеличение массы установки составило не более 25 т. В конце октября того же года управляющий Морским министерством приказал заменить это орудие на новое, длиной 35 калибров. В результате окончательный состав артиллерийского вооружения броненосца выглядел следующим образом: одно 305-мм, по четыре 229- и 152-мм орудия, шесть 47-мм, десять 37-мм одноствольных и четыре 37-мм пятиствольных орудия Гоч-киса, а также четыре 63,5-мм десантных орудия Барановского. 31 июля 1889 года ГУКиС заключило контракт на изготовление форштевня, ахтерштевня и рулевой рамы (отлитых из «безпузыристой» стали Сименс-Мартена). Кронштейны гребных валов были заказаны Александровскому заводу, но их рассверловку должен был выполнить Балтийский завод. К началу 1 890 года облик корабля коренным образом изменился: грот-мачту заменили флагштоком (25 октября решили не ставить и его) и отказались от второй дымовой трубы. Именно тогда один из современников дал броненосцу язвительную характеристику: «Одна мачта, одна труба, одна пушка — одно недоразумение». Кроме того, изменились расположение механизмов, обводы казематов, уменьшились порты 229-мм орудий, а из-за увеличения диаметра гребных винтов с 4,42 до 5,1 8 м, ахтерштевень пришлось отнести на 0,91 м,. Несмотря на все переработки проекта, строительство броненосца шло достаточно быстрыми темпами и стапельный период составил всего 33 месяца. Испытания водонепроницаемости отсеков наливом воды прошли еще в октябре 1 889 года, 5 июня 1 890 года был осмотрен и испытан форштевень, 1 3 июля — кронштейны гребных валов, причем отмечалось, что «по качеству металла испытываемая отливка далеко превышает требования, установленные для приема стальных отливок». 23 июня 1 890 года комиссия Санкт-Петербургского порта освидетельствовала и испытала гидравлическим давлением четыре паровых котла, еще четыре были приняты менее чем через месяц, 1 8 июля. Незадолго до этого, 5 июля, успешно прошли освидетельствование изготовленные Балтийским заводом стальные дейдвудные трубы «до обделки их в медную облицовку». 6 октября 1 890 года « Гангут» благополучно сошел на воду. Углубление форштевнем составило 3,28 м, ах-терштевнем — 3,43 м, «воды в трюме и перегиби при спуске нет» доложил в МТК командир корабля капитан 1 ранга Скрыдлов 9 ноября МТК утвердил состав паровых и гребных судов «Гангута». В него вошли 34-футовые (10,36-м) катера (два минных и один паровой), два 18-весельных барказа, один 16-весельный рабочий катер вельбота, по два 14-весельных легких катера, 6-весельных вельбота и 6-весельных яла. После спуска на воду темпы постройки резко сократились. Это во многом объяснялось вносимыми МТК многочисленными изменениями и задержками в утверждении чертежей, нераспорядительностью ГУКиС, лишь в феврале 1891 года заключившего контракт с Обществом Путилов-ских заводов на изготовление водоотливной системы, а также задержками в доставке броневых плит с Ижорских заводов. Кроме того, из-за ошибки при изготовлении шаблонов не подошли четыре плиты главного броневого пояса: их пришлось передать на строившийся броненосец «Наварин», а для «Гангута» заказать новые. 18 сентября 1 892 года «Гангут» успешно завершил швартовные испытания. Оставались незаконченными якорное и рулевое устройства, водоотливная, вентиляционная и отопительная системы, не поступили на завод 16 броневых плит 229-мм каземата и пять плит боевой рубки. Однако 14 октября броненосец своим ходом перешел, в сопровождении восьми буксиров, в Кронштадт. 3 июля 1 893 года «Гангут» вышел на ходовые испытания, но через 1 9 дней вернулся в гавань для устранения многочисленных неисправностей. Озабоченный медленным ходом работ на броненосце, главный командир Кронштадтского порта контр-адмирал Н.Н.Андреев в октябре 1 893 года назначил специальную комиссию, которая в своем акте от 28 октября отметила, что строительство не окончено по следующим причинам: уменьшение «штата служащих» по время постройки и частая смена их состава; задержка доставки броневых плит с Адмиралтейских Ижорских заводов; отправление броненосца в Кронштадт, когда работы Санкт-Петербургского порта были еще не окончены; «особенно суровая» зима 1 892/93 годов. Новые испытания состоялись 30 марта 1 894 года: во время шестичасового пробега на полном ходу при суммарной мощности машин 5287 л.с, углублении форштевнем 6,55 м и ахтерштевнем 6,81 м, «Гангут» развил среднюю скорость 1 3,78 уз, причем наблюдалась сильная вибрация верхней части цилиндров. МТК признал результаты этих испытаний неудовлетворительными и журналом от 10 мая 1 894 года предложил Балтийскому заводу провести новые испытания. В целом, несмотря на принятые меры, к весне 1 894 года на броненосце оставалось еще много незавершенных работ и кампанию «Гангут» начал лишь в июле летом 1894 года эскадренный броненосец «Гангут» вышел в свой первый поход под флагом управляющего Морским министерством по Балтийскому морю до Либавы. 12 сентября состоялись повторные ходовые испытания. При осадке 6,99 м, что соответствовало водоизмещению 7142 т, новый броненосец сумел развить максимальную скорость лишь в 1 3,89 уз (средняя — 1 3,46 уз); дальность плавания в расчете на 10-узловой ход оказалась равной 2000 миль. Чтобы гарантированно достичь контрактной скорости 14 уз, специалисты Балтийского завода предложили довольно оригинальное решение — увеличить высоту дымовой трубы на 3—4 м. Вероятно, руководители Морского министерства представили себе вид короткого, высокого и без того неуклюжего броненосца с такой огромной трубой, потому что последовало решение испытаний более не проводить, удовлетворившись достигнутым и тем, что машины работали ровно, без стука и нагревания отдельных частей. Вообще, недобор 0,1 1 уз был далеко не самой большой бедой «Гангута». Испытания мореходных качеств показали, что при волнении силой 8 баллов броненосец сильно зарывается носом и неустойчив на курсе. Один из офицеров корабля писал, что «"Гангут" не оправдал вычислений автора проекта и сел на два фута глубже», а также имеет при полной нагрузке дифферент на нос. Но самыми серьезными недостатками корабля являлись негерметичность водонепроницаемых переборок и перегрузка — хроническая болезнь многих кораблей, которая у «Гангута» обострилась до такой степени, что он не мог принять полный запас угля и штатный трехмесячный запас продовольствия и снабжения, так как главный броневой пояс корабля уходил под воду. Главный инспектор кораблестроения Н.К.Глазырин сделал по результатам испытаний «Гангута» весьма неутешительный вывод: «Нахожу, что в настоящей степени готовности этого броненосца, его небезопасно посылать в дальнее плавание». Во время стоянки в Ревеле зимой 1894/95 годов силами военного порта был проведен ряд работ по обеспечению герметичности переборок, люков и дверей, однако выделенных средств хватило лишь на две траверз-ные переборки. 17 мая в Ревель приехал строитель броненосца А.Е.Леонтьев. Осматривая корабль он обнаружил, что на батарейной палубе переборки на 18- и 19-м шпангоутах вообще не поставлены. В своих объяснениях командир корабля, капитан 1 ранга К.М.Тикоцкий, ссылался на несуществующее разрешение МТК не ставить эти переборки, якобы мешающие «действию брашпиль-ными вымбовками». Однако никаких мер так и не было принято и кампанию 1 895 года «Гангут» в таком состоянии и начал. К счастью, никаких происшествий в том году не случилось. Для устранения перегрузки МТК 5 декабря 1 895 года обсудил возможность проведения ряда переделок: уменьшить толщину главного броневого пояса с 406 до 229 мм, а верхнего каземата с 203 до 1 27 мм за счет применения «гарвеированной» брони более высокого качества; это дало бы общее снижение водоизмещения на 371,05 т, а осадки — на 0,269 м; 305-мм орудие заменить на два 229-мм, а четыре 229-мм в казематах — на такое же число 152-мм орудий, что снизило бы водоизмещение на 196,8 т, а осадку — на 0,152 м. Пункт о замене брони не вызвал у членов МТК возражений, а по поводу артиллерии после обсуждения приняли решение ограничиться заменой 305-мм орудия на 254-мм; кроме того, решили снять с корабля 20 сфероконических мин. Все это позволяло снизить перегрузку на 470,27 т, а осадку —на 0,381 м. Через некоторое время последовало дополнение к этому решению: от замены 305-мм орудия отказались, а 229-мм и 152-мм решили заменить новыми 152-мм скорострельными «как только Обухов-ский завод сможет наладить их производство». Но все эти решения оказались бесполезными: из-за загруженности заводов заказами для строящихся кораблей «Гангут» так и не получил ни новой брони, ни новых орудий. Кампания 1 895 года завершилась для «Гангута» благополучно. В следующем 1 896 году, броненосец совершил поход по мар-шруту Кронштадт—Гельсингфорс—Либава—Рижский залив-Ревель. 30 мая в приказе о результатах смотра кораблей Практической эскадры контр-адмирал С.О.Макаров писал: «"Петр Великий" и "Гангут" представлялись в образцовом порядке. На обоих этих судах особенно хороши все нижние отделения». Вместе с тем отмечалось, что в некоторых водонепроницаемых переборках имеются отверстия, которые адмиралу показали сами командиры броненосцев. В приказе от 9 июня С.О.Макаров с похвалой отозвался о содержании механизмов «Гангута»: «Пусть заведующие машинами на миноносцах съездят на "Гангут" и посмотрят, как это делает г. Стратанович — старший механик этого броненосца». Кампания 1 896 года едва не закончилась для «Ганг/та» катастрофой. В сентябре, при переходе из Тран-зунда в Кронштадт, броненосец, входя в пролив Бьерке-Зунд, отклонился от курса влево и налетел на камни банки Ялкаматала. Руководство спасательными работами принял на себя командующий Практической эскадрой контр-адмирал С.О.Макаров, который прибыл на аварийный броненосец со своего флагманского корабля «Петр Великий». С помощью других кораблей эскадры удалось подвести под пробоину пластырь, значительно уменьшив поступление воды внутрь корпуса. Затем броненосец стянули с камней и он своим ходом дошел до Кронштадта, где стал в док. Комиссия специалистов, осматривавшая «Гангут» 16 сентября «нашла в носовой части с левого борта по килевому поясу с 1 8 до 32 шпангоута борозду глубиной до 3/4 дм (19 мм. — Авт.) с вдавления-ми в промежутках шпангоутов до 1'/ фут (457 мм. — Авт.) со сквозной трещиной в килевом и двух смежных поясьях. С правого борта в корму от 32 до 48 шпангоута борозда до 1 '/2 дм (38,1 мм. — Авт.). Имеются повреждения в междудонных отсеках». Кроме того, между 32 и 36 шп. были смяты вертикальный киль, флоры и деформировано второе дно. По мнению С.О.Макарова, такие серьезные повреждения были вызваны излишней жесткостью днищевого набора. Броненосец оставался в доке всю зиму, в течение которой на нем заменили 14 листов наружной обшивки, один лист внутреннего вертикального киля, поврежденные флоры. К концу весны ремонтные работы завершились и «Гангут» начал свою последнюю кампанию компанию 20 мая 1897 года Практическая эскадра Балтийского моря под командованием вице-адмирала С.П.Тыр-това, державшего свой флаг на «Гангуте», вышла на Тран-зундский рейд. По указанию ГМШ все корабли в течение июня должны были провести испытания водоотливных средств. На «Гангуте» их выполнили 10 и 1 1 июня под руководством судовых механиков с участием учеников технического училища. В результате, все водоотливные средства броненосца признали исправными, кроме носовой турбины, однако их суммарная производительность составила лишь 24,5 т/мин вместо 65,9 т/мин по проекту. Причина заключалась в слишком малом диаметре труб. Устранить этот недостаток решили по возвращении в Кронштадт силами порта, а пока броненосец должен был продолжать учения по плану боевой подготовки. Это решение оказалось для «Гангута» роковым. 12 июня броненосец снялся с якоря и направился для выполнения учебных артиллерийских стрельб на плес к северу от острова Рондо. Выйдя в заданный район поставили щит на якорь, корабль лег в дрейф и экипажу дали время пообедать. В 1 3 ч 1 5 мин пробили боевую тревогу и «Гангут» начал маневрирование у щита, стреляя с обоих бортов орудиями всех калибров, в том числе и 305-мм. Стрельбы окончились в 15 ч 40 мин, когда погода начала портиться и ветер развел волну силой около 3 баллов. Щит подняли на борт и «Гангут», имея под парами четыре котла в носовом отделении, лег на курс на Транзунд. Скорость корабля составляла 2,5 уз. В 15 ч 45 мин вахтенные доложили в выходившем из Бьерке-Зунда пароходе «Днепр». В этот момент на корабле почувствовали толчок, настолько небольшой, что на верхней палубе его едва заметили. В жилой палубе ощущение было как при реверсе с переднего хода на задний, и лишь кочегары, стоявшие на вахте, совершенно отчетливо услышали скрежет под днищем. В своем донесении С.П.Тыртов так описал этот момент: «При ударе был в своей каюте, и сотрясение было так незначительно, что я принял его за задний ход, так как только что перед этим маневрировали для взятия щита. Затем, когда вскоре была пробита водяная тревога, то я принял ее за учение и наверх не пошел, так была далека от меня мысль, что мы ударились о камень. В тот же момент флаг-офицер мне доложил, что в передних кочегарнях над верхним дном показалась вода. Выйдя наверх, кроме отдельных распоряжений, приказал увеличить ход, чтобы скорее приблизиться котмелому берегу» (забегая несколько вперед отметим, что этот, несомненно правильный приказ по непонятной причине так и не был выполнен). На мостике рулевой доложил, что броненосец отклонился от курса на 2° влево и в течение примерно минуты не слушался руля. В это время в правое носовое котельное отделение уже поступала вода и несколько молодых кочегаров, испугавшись, выскочили на палубу, но быстро пришли в себя и вернулись назад, помогать своим более опытным товарищам, которые вели борьбу с водой. Когда старший инженер-механик Н.М.Русначенко спустился вниз, воды уже было по колено и она прибывала, хотя все водоотливные средства работали. Кочегары выгребали жар из топок, чтобы предотвратить взрыв котлов. В это время вода начала затапливать и левое носовое котельное отделение. Когда она появилась и в коридоре крюйт-камеры 229-мм орудий, помощник старшего инженер-механика А.А.Гаврилов приказал разводить пары в левом кормовом котельном отделении. В 15 ч 50 мин пробили водяную тревогу. Командир спустился вниз и убедился, что команда действовала достаточно спокойно. Начали разводить пары во вспомогательном котле Бельвиля и котле Шанд-Мессона пожарного насоса, но, к несчастью, никто не обратил внимания, что в последнем нет воды, вследствии чего этот котел вышел из строя. Под предполагаемое место пробоины начали подводить пластырь с помощью обносных цепочек, но они разорвались от удара о камень. Тогда решили закрыть пробоину тентом, для заводки концов спустили вельбот, сложное таранное образование носовой оконечности и все усиливавшееся волнение мешали работе. В 15 ч 55 мин остановили главные машины и только тогда начали задраивать двери водонепроницаемых переборок. Через 10 мин случилось непоправимое: вода залила топки котлов в правом носовом отделении и через низко расположенный дымоход в течение нескольких минут залила топки всех остальных котлов. Броненосец остался без хода, без освещения и, что хуже всего, без водоотливных средств. В наступившей тишине раздавался только шум воды, которая текла через швы водонепроницаемых переборок, заклепочные отверстия, пропущенные нерадивыми строителями, резиновые уплотнения дверей и люков. По чьему-то приказу дверь из правого кормового котельного отделения в машинное осталась открытой, чтобы понизить уровень воды и откачать ее из машинного отделения. Но водоотливные средства уже не работали и закрыть дверь не удалось. «Гангут» продолжал погружаться, одновременно его сносило на банку Ситта-Гату (ныне Выборгская). Посадка на нее могла спасти корабль,но при этом существовала и опасность опрокидывания,поэтому для прекращения дрейфа отдали якорь. По приказанию С.П.Тыртова к младшему флагману эскадры контрадмиралу П.Н.Назимову отправили на вельботе флаг-офицера мичмана П.И.Игнатьева. К этому моменту крен броненосца достиг уже 7° на правый борт и для его выравнивания приняли около 70 т воды в коридоры этого борта. Крен уменьшился до 1 °, но через полчаса корабль стал крениться уже на левый борт. Затопление коридоров прекратили и по инициативе Н.М.Русначенко затопили правый погреб 305-мм зарядов. Наконец удалось подвести под предполагаемую пробоину и тент и штатный пластырь, но вода продолжала прибывать. Борьба за живучесть продолжалась при свете свечей: подкрепляли переборки, ставили упоры на крышки люков жилой палуба, откачивали воду ручными помпами и ведрами, но остановить распространение воды по кораблю не удалось. В 16 ч 45 мин подняли сигнал «Терплю бедствие» по международному своду и начали производить выстрелы с интервалом в 1 мин, чтобы привлечь внимание лоцманов на острове Тулуран-Саа-ри (ныне Вихревой). В 17 ч 20 мин подняли сигнал «Терплю бедствие» и начали пускать сигнальные ракеты. В 1 8 ч удалось запустить вспомогательный котел Бельвиля и водоотливные средства возобновили работу, но производительность котла оказалась слишком мала и пара не хватало. Вскоре жилая палуба оказалась ниже ватерлинии и вода хлынула из шпигатов, гальюнов и умывальников. К 18 ч 30 мин «Гангут» погрузился на 2 м и положение стало критическим. В 19 ч к броненосцу подошел миноносец № 108, через 10 мин — пароход «Упеа-борг» и еще через 5 мин — крейсер «Африка». Крен броненосца на леввй борт достиг уже 10° и С.П.Тыр-тов приказал завести буксир на крейсер «Африка» и отвести «Гангут» на мелковолье, но было уже поздно: в 19 ч 25 мин крен броненосца еще более увеличился и возникла опасность опрокидывания при буксировке, что привело бы к гибели сотен людей (на корабле находилось 582 человека — экипаж, штаб эскадры, ученики различных училищ и классов, оркестр эскадры). В 19 ч 40 мин прибыли минные крейсеры «Лейтенант «Ильин» и «Воевода», в 20 ч — пароход «Днепр»,а через 1 5 мин — миноносцы № 1 23 и № 1 26. Еще через 5 мин стало ясно, что корабль обречен и С.П.Тыртов приказал начать перевозку вещей команды на «Африку» между которой и «Гангутом» устроили канатную дорогу; прежде всего перевезли судовую кассу, документы, больных, секретные карты и хронометры. Погружение корабля ускорилось и в 20 ч 30 мин перевозку вещей прекратили и начали эвакуировать людей, которые строго по очереди, без паники, садились в катера и шлюпки, спущенные стоявшими рядом кораблями и судами. В 21 ч спустили адмиральский флаг и С.П.Тыртов со штабом перешел на пароход «Днепр». Еще через пять минут вывели из действия вспомогательный котел и водоотливные средства. На борту остались только капитан 1 ранга К.М.Тихоцкий, старший офицер капитан 2 ранга М.Переслени, мичман П.Плен и боцман Г.Мишин. Командир обошел помещения и, убедившись, что на борту никого не осталось, последним сел в шлюпку. В 21 ч 40 мин «Гангут» стремительно повалился на левый борт и скрылся под водой... Для расследования обстоятельств и причин гибели эскадренного броненосца «Гангут» была создана комиссия под председательством контр-адмирала Р.Р.Дикера. 19 июня 1897 года в Кронштадте состоялся суд , перед которым предстали командир корабля капитан 1 ранга К.М.Тихоцкий, флагманский штурман Практической эскадры штабс-капитан Ф.А.Тимофеевский. штурман корабля штабс-капитан Г.С.Штольц, механики Н.М.Русначенко и А.А.Гав-рилов. Суд согласился с выводами следственной комис- сии о том, что повреждения броненосца послужили причиной его гибели благодаря стечению ряда неблагоприятных обстоятельств. Хотя и было обращено внимание на конструктивные недостатки «Гангута» (перегрузка, недоведение водонепроницаемых переборок выше жилой палубы, неудачное размещение магистральной трубы в междудонном пространстве, недостаточный диаметр труб водоотливной системы, негерметичность переборок, дверей и горловин), никто не опроверг заключения комиссии о том, что не обнаружено данных, которые «возбуждали бы сомнение в общей прочности и благонадежности постройки корпуса броненосца». Ошибками в ходе борьбы за живучесть корабля признали: неправильная первоначальная оценка аварийного состояния броненосца; затопление для выравнивания крена велось без расчетов; трюмные специалисты в связи с недостаточным знанием корабельных ...

Ответов - 50, стр: 1 2 All

vvy: Сибирский Стрелок пишет: Ув. VVY, почему вы публикуетесь только в малотиражном "Судостроении"? Наверное потому, что там работают мои друзья :)

Ad rem: Сибирский Стрелок пишет: Получил я книжульку. Первым делом - кинулся список литературы смотреть. Есть там ссылки на Крестьянинова статьи и в "Судостроении"-1986 и в "гангуте"-5. Чего было ждать прихода «книжульки»? Список литературы висит на ветке аж с 25.01.07 г, почитай уж как с месяц. Вы пишите о том, что ссылки и на Судостроение есть? Может у меня со зрением что-то? Ткните пальцем, а то не видно никому. А невидно ее потому, что ее там НЕТ. Что касаемо журнала "Гангута" – Вы читали статью, про что она помните? Если читали, но давно – освежите ее в памяти и сравните ее с текстом «книжульки». К «Книжульке» статья в Гангуте не имеет никакого отношения. Речь шла именно о содранной статье из Судостроения, про которую, как думалось Богданову, уже никто и не помнит. Оценивайте творение в комплексе. Так, что давайте выступать аргументировано, основываясь на фактах, а не на домыслах. Если Вы считаете аргументы типа «про шпангоуты и 14 мая» сильным доводом, считайте –это Ваше право. Спорить я не буду, Вы правы. Новое слово в технике вряд ли удастся сказать. А вот описать события и эту самую технику всегда можно, если не ново, то хотя бы оригинально. Если Богданова посадить за парту и заставить переписать по памяти свое творение, то я думаю, вряд ли у него это получится. За изложение будет двойка. Если, вдруг, он наработает на тройку, то текст будет отличаться от первичного - как день и ночь, уж поверьте. Вот Вам нравятся работы Ярового – нравятся. Мне тоже. Сравните его статью про «Нерпы» и выпуск «Морской компании» на эту же тему. Пересечений, кроме ТТХ, персоналий и дат Вы не найдете. События одни – изложения разные, да, впрочем, Яровой прекрасно написал Вам в ответ о том, как работают Историки и о проблемах, которые им приходится решать. Алекс пишет: Как любое из изданий миделя ценно своими чертежами. Текст просто для этого издания вторичен, практически дословная перепечатка из Гангута. О ценности чертежей в этом издании уже писалось Вот мы все о плохом, да о плохом, пора и о хорошем. Меня всегда удивляло «говенное» качество иллюстративного материала. Может я и ошибаюсь, но мне кажется, что хорошая фотография сделает тираж, закроет споры и даст ответы на многие вопросы. Фотографий «Гангута» наберется штук 25 (то, что приходилось видеть), а публикуется всего-ничего и такого качества, что туши свет. Вопли про то, что «типа нету» – это пусть останется на совести бабосособирателей. Эти песни в пользу бедных не катят, а вызывают лишь улыбку. Вот, что есть на самом деле в оригинале. Пусть эта фотография будет моральной компенсацией тем людям, которых обманули и обобрали.

UB: Ай молодца ! с У.

kronma: Ad rem пишет: Вот, что есть на самом деле в оригинале. Пусть эта фотография будет моральной компенсацией тем людям, которых обманули и обобрали. Мда-а... уважаемый Ad rem. Снимаю шляпу... Не удержусь, и добавлю свои две копейки. Это фото хоть и публиковалось, но качество здесь получше будет...

Сибирский Стрелок: Ad rem пишет: Чего было ждать прихода «книжульки»? Список литературы висит на ветке аж с 25.01.07 г, почитай уж как с месяц. Вы пишите о том, что ссылки и на Судостроение есть? Может у меня со зрением что-то? Ткните пальцем, а то не видно никому. А невидно ее потому, что ее там НЕТ. Что касаемо журнала "Гангута" – Вы читали статью, про что она помните? Если читали, но давно – освежите ее в памяти и сравните ее с текстом «книжульки». К «Книжульке» статья в Гангуте не имеет никакого отношения. Речь шла именно о содранной статье из Судостроения, про которую, как думалось Богданову, уже никто и не помнит. Оценивайте творение в комплексе. Так, что давайте выступать аргументировано, основываясь на фактах, а не на домыслах. Если Вы считаете аргументы типа «про шпангоуты и 14 мая» сильным доводом, считайте –это Ваше право. Спорить я не буду, Вы правы. По пунктам. 1. 25 января сетки у меня не было. Вот неделю как проплатил. 2. "Гангут"-5, действтельно, читал очень давно, как получил в феврале 1994 (или декаблре 1993, не помню). Достану с полки, освежу память. 3. Вы правы! Упоминания "Судостроения" в списке литературы нет. Но, если мне память не изменяет (а лезть за папкой, где исторический раздел "Судостроения" у меня лежит, неохота, да и рыться придётся долго) - автор статьи и в "Судостроении" и в "Гангуте" - один - Владимир Крестьянинов, дай ему Бог доброго здоровья! Потому, как думаю, вполне можно было ограничиться упоминанием только Крестьяниновской статьи в "Гангуте". 4. Про "железо" спорить с вами не буду. Т.к. для этого нужно вначале мне а) Перечитать статьи Крестьянинова в обоих источниках ("Судостроение" - 1986 и "Гангут"-5) и саму книжку Богданова-Гармашёва. 5. Ваш гнев в чём-то разделяю и понимаю.

UB: Лёша, это у Юрика не гнев, это недоумение, как, живя в Питере, можно издавать такую халтуру. Да ещё с таким апломбом. С У.

Ad rem: Сибирский Стрелок пишет: По пунктам. Ладно, не обижайтесь на меня.... мои извинения, если чем задел

Scharnhorst: Ad rem kronma

vov: Для Ad rem и kronma: Спасибо, хоть я и не фанат фото, но очень впечатлило! Особенно фото от Ad rem.

Сибирский Стрелок: Б-Спасибо, Ад Рем и Кронма! Особенно "зимний" "Гангут" - порадовал! Вот уже действительно, искать не хочет никто иллюстративный материал.....



полная версия страницы